Новости

03.06.2020

Ведомости: «Segezha Group в убыток не уйдет и не остановится»

Президент Segezha Group Михаил Шамолин – об успешном экспорте, устойчивости во время пандемии и мифах о черных лесорубах

Михаил Шамолин возглавляет Segezha Group третий год. Ровно два года назад, только приступив к управлению крупным экспортоориентированным лесным активом АФК «Система», он сказал «Ведомостям», что основная задача – увеличить стоимость компании. Сегодня он констатирует, что в принципе Segezha Group готова к IPO, но фактически рынка для такого размещения нет и когда он будет, неизвестно. Тем не менее Segezha Group достаточно устойчива даже в нынешней нелегкой экономической ситуации и, по словам Шамолина, продолжит крупные инвестиционные проекты. «Мы предлагаем государству рассматривать лесной комплекс – и нашу компанию, в частности, – как точку роста, альтернативную традиционным секторам, например углеводородной энергетике», – говорит президент Segezha Group.

– Как на работе Segezha Group сказалась пандемия COVID-19? Есть предварительные оценки последствий?
– Компании группы практически все работают, так как наши основные заводы относятся к предприятиям непрерывного цикла. То есть остановить их просто так и потом включить рубильником довольно сложно. Предприятия, которые находятся в цепочке поставок, тоже работают, потому что основное производство не может работать без вспомогательного.
Но мы принимаем, естественно, все меры безопасности: и маски, и дезинфекция, и социальное дистанцирование. Отправили большое количество работников на удаленную работу, особенно административный персонал – тех, кто может работать на компьютере из дома.

Пожалуй, наибольшая сейчас угроза [для компании] – ситуация на рынках сбыта. Активность во всем мире либо встала, либо серьезно затормозилась по основным направлениям бизнеса, которые напрямую влияют на спрос на нашу продукцию. В первую очередь строительство. Мы – один из двух ведущих мировых поставщиков упаковки для цемента, для строительных смесей, и, если встают стройки, спрос на них снижается и, соответственно, падает спрос на упаковку.

Фанера тоже используется в строительстве, а кроме него – в производстве мебели и транспортных средств. Эти бизнесы сейчас существенно затормозились в Европе, некоторые полностью остановились. Пиломатериалы – та же история: тоже строительство. Хотя с ними несколько легче, так как большую часть пиломатериалов мы экспортируем в Китай и арабские страны (прежде всего в Египет), где ситуация уже несколько получше.

В целом мы пока сохраняем рынки, удается сбывать практически всю продукцию, что мы производим. Пока не снижаем загрузку мощностей. Но все будет зависеть от того, как долго [этот кризис] продлится.

«Мы не входим в перечень наиболее пострадавших отраслей»

– Раньше вы говорили, что на экспорт уходит около 70% вашей продукции. А сейчас?
– Примерно так же. 70–75%.

– В экспорте какая доля приходится на китайский рынок?
– Для каждого вида продукции этот показатель будет разным. Например, на экспорт уходит около 90% бумаги, но на китайский рынок идет лишь около 10% [экспортных поставок] . В пиломатериалах экспорт 100% – примерно половина приходится на Китай. Фанеры экспортируем около 70%, в Китай – 1% [от экспорта].

– Вопрос именно про Китай возник потому, что, с одной стороны, он стал стартовой точкой для вируса и проблем, с ним связанных. С другой – страна, возможно, станет первым кейсом восстановления экономики после пандемии. Вы в КНР ощутили сильное сокращение спроса? И как оцениваете динамику восстановления сейчас?
– В Китае – одном из целевых рынков для нашей продукции – мы не ощутили резкого сокращения спроса. Строительная отрасль, которая является основным локомотивом потребления, чувствует себя вполне уверенно: локдаун из-за эпидемии вируса был короткий, а анонсированные меры господдержки уже начали работать.

– У вас есть предварительные оценки возможных потерь из-за вынужденного падения спроса?
– Мы не имеем механизмов, инструментов для оценки, какие отрасли будут вставать и в какой степени. Производство легких грузовиков и прицепов, например, – встанет оно на 100%, на 50%, на 30%? В разных странах по-разному, вероятно. А это производство – один из ключевых потребителей фанеры. Или мебельные фабрики – будут они закрыты или продолжат работу, и какой процент из них? В каких-то странах они останавливаются, в каких-то нет. Поэтому сколь бы то ни было точный прогноз составить пока крайне тяжело. Но мы готовимся.

Полностью с интервью можно познакомиться на сайте издания 
Ведомости