Новости

13.11.2019

RISI: Президент Segezha Group Михаил Шамолин о приоритетных инвестиционных проектах компании, планах развития и лесной политике

RISI, (PPI Europe), 7 ноября 2019, БРЮССЕЛЬ

Российская лесопромышленная группа «Сегежа» постоянно развивается. Планируется реализация новых проектов, в будущем компания намеревается расширить свою деятельность. Журналист PPI Europe встретился с президентом группы компаний «Сегежа» и председателем правления Михаилом Шамолиным, чтобы обсудить амбициозные планы компании внутри страны и за рубежом.Публикуем перевод интервью.

Проекты «Сегежа-Запад» и «Сегежа-Восток»

PPI Europe: Недавно был запущен инвестиционный проект «Сегежа-Запад». В рамках этого проекта предусматривается перестройка комбината, увеличение объема выпускаемой продукции до 1 миллиона тонн в год и расширение продуктового портфеля. Какие виды бумажной продукции вы будете производить, и в какой пропорции вы намереваетесь распределить производственные мощности на каждый из видов продукции?

Михаил Шамолин: Компания в настоящий момент производит 380 тыс. тонн небеленой мешочной крафт-бумаги. После переоборудования производства мы планируем увеличить объем выпускаемой небеленой мешочной крафт-бумаги до 450 тыс. тонн, но возможно, что 50 тыс. тонн из этого объема будет приходиться на беленую мешочную крафт-бумагу. Оставшиеся 550 тыс. тонн продукции в год будут распределены следующим образом: 300 тыс. тонн беленой лиственной целлюлозы и 250 тыс. тонн беленой хвойной целлюлозы. Пока в рамках проекта «Сегежа-Запад» не планируется производство тарного картона или гофрокартона. В настоящее время данный проект в основном сосредоточен на производстве мешочной бумаги – том самом сегменте, в котором мы специализируемся, а также на производстве лиственной и хвойной целлюлозы.

PPI Europe: Планируете ли вы привлекать внешние инвестиции для финансирования развития проекта «Сегежа-Запад»?

МШ: Да, мы планируем привлекать внешние источники финансирования. Стоимость проекта – около 1 млрд. долларов, и 30% данного объема будет финансироваться собственными средствами группы компаний «Сегежа». Оставшиеся 70% придутся за заемное финансирование, т.е. кредиты и облигации, а также на проектное финансирование и кредитование закупок. Мы рассматриваем широкий ассортимент финансовых инструментов.

PPI Europe: Рассматриваете ли вы возможность прямых инвестиций в данный проект, например, посредством фонда прямых инвестиций, или путем привлечение стратегического партнера?

МШ: Теоретически это возможно, но пока мы не заключили никаких конкретных соглашений с партнерами по этому поводу. Однако у инвесторов есть возможность инвестировать средства конкретно в проект «Сегежа-Запад». Мы сохраним за собой контрольный пакет: инвестор сможет рассчитывать максимум на 49% акций. Потенциальный инвестор может быть фондом, банком или компанией из любой страны.

PPI Europe: Ведутся ли в настоящее время переговоры по данному вопросу?

МШ: Да, в настоящее время мы ведем переговоры с банками и частными фондами прямых инвестиций, как в России, так и в Европе, и даже с китайцами. У нас нет особых предпочтений к определенной географической локации, и мы предлагаем одинаковые условия как стратегическим, так и прямым инвесторам. Мы заключим соглашения с тем инвестором, который предложит наилучшие условия. Однако стратегический партнер должен понимать, какую роль он будет выполнять: в настоящее время группа компаний «Сегежа» не планирует распродажу активов. Если стратегический партнер входит в данный проект, то возникает вопрос – а что теперь? Стратегические игроки приходят в проект не только для получения финансовой выгоды; они всегда ставят перед собой и определенные стратегические цели. Мы намереваемся производить товар; мы не занимаемся импортозамещением и не создаем новую отрасль, наша цель – просто быть выгодным проектом. Мы используем недорогое сырье, и мы получили все необходимые разрешения на ведение производственной деятельности от государства. Проект готов, и это один из немногих проектов, который можно осуществить быстро.

PPI Europe: Выбрали ли вы уже советников, банки или юридические компании, которые сыграют роль финансовых консультантов?

МШ: В настоящее время мы находимся в процессе выбора, и пока еще рано называть имена. В процессе поиска инвесторов принимает участие и «АФК Система», наш акционер.

PPI Europe: Еще одним крупным проектом компании является проект «Сегежа-Восток». В рамках этого проекта планируется создание современного биотехнологического комплекса, который сможет производить более 1 миллиона тонн целлюлозы в год. Каковы основные приоритеты данного проекта, и каковы сроки его реализации?

МШ: Да, проект «Сегежа-Восток» будет производить 1 миллион тонн целлюлозы в год, из которых 700 тыс. тонн будет приходиться на хвойную целлюлозу, а 300 тыс. тонн – на лиственную. В настоящее время мы занимаемся развитием проекта, выполняем основные инженерные работы и работаем над дизайном, а также выбираем поставщиков оборудования. Фаза развития займет еще около года, за этот же срок мы планируем получить все необходимые разрешения от органов власти. Тендер для поставщиков оборудования будет объявлен в следующем году.

PPI Europe: Может ли со-инвестор инвестировать средства в проект «Сегежа-Восток» как независимая сторона?

МШ: Это будет отдельный проект. В то время как проект «Сегежа-Запад» готов, и все разрешения уже получены, проект «Сегежа-Восток» все еще разрабатывается, хотя основные его параметры более или менее ясны. Общий объем инвестиций составит около 1,5 миллиарда долларов. На этом комбинате будет установлена современная производственная линия, на которой можно будет переходить от использования хвойной целлюлозы к лиственной целлюлозе и наоборот.

Мы в настоящее время ведем переговоры с потенциальными со-инвесторами, и по-прежнему открыты новым предложениям. «Сегежа» по-прежнему сохранит за собой контрольный пакет акций. Группа компаний планирует дальнейший рост, и мы видим потенциал в области строительства целлюлозных комбинатов в России. Наша компания относится к числу немногих игроков на рынке, имеющих технические возможности для развития подобного рода проектов, и мы не хотим упускать контроль над этой ситуацией.

IPO зависит от рынка

PPI Europe: Планируется ли по-прежнему первичное размещение акций (IPO)?

МШ: Группа компаний «Сегежа» готова к проведению IPO в том, что касается стандартов финансовой отчетности, прозрачности и корпоративных стандартов. Проведение IPO зависит от условий на рынке и потребностей в финансировании, а также от стоимости такого финансирования. Акционерное финансирование является самым дорогим. Проведение IPO сейчас для нас не жизненно важно, мы можем дождаться создания на рынке идеальных условий для этого.

PPI Europe: Реально ли ожидать проведения IPO весной 2020 года?

МШ: Рыночные условия для продукции в лесной отрасли в настоящее время не слишком хороши: цены упали, и поэтому сомнительно, что в таких условиях следует проводить IPO. С одной стороны, текущее положение дел может являться негативным фактором, но с другой стороны, некоторые инвесторы считают, что покупка акций «Сегежи» выгодна именно сейчас, когда цена находится на минимальном уровне. После этого последует бурный рост.

Пока решение не принято, и мы не думаем, что оно должно быть принято в ближайшее время. Если мы увидим, что многие инвесторы заинтересованы в приобретении акций «Сегежи» и готовы платить адекватные мультипликаторы собственного капитала, мы рассмотрим возможность проведения IPO. Если мы заметим, что инвесторы в целом скептически относятся к целлюлозно-бумажной промышленности, мы отложим или вовсе отменим IPO, так как острой необходимости в проведении IPO на настоящее время нет.

Мы предпримем все необходимые юридические шаги, подготовим проспект и всю необходимую документацию. Мы уже практически завершили отбор консультантов по IPO. Мы подготовим все необходимые документы, но решение о том, выходить на IPO или нет, будет приниматься в зависимости от рыночной ситуации.

Мы также проводим встречи с потенциальными инвесторами, и, кстати, получаем вполне положительную обратную связь. Мы не сомневаемся, что способны провести IPO и продать акции инвесторам – единственный вопрос состоит в том, каков будет мультипликатор. Мы бы хотели, чтобы этот показатель был не менее 7–7,5, что оправдано значительными объемами наших лесных ресурсов. Хотя в России все леса принадлежат государству, и мы всего лишь арендуем наши участки, мы используем эти участки в качестве источника сырья для нашего производства, и это снижает наши расходы. Мультипликаторы целлюлозно-бумажных компаний, особенно в России, не очень высоки, но, если вы посмотрите на сделки по приобретению активов лесной отрасли в Европе и их показатели по мультипликаторам, становится ясно, что леса обладают значительной ценностью.

PPI Europe: Будет ли «Сегежа» рассматривать продажу доли напрямую финансовому или стратегическому партнеру?

МШ: Почему бы и нет? Но как и в случае политики в области выплаты дивидендов или решения по проведению IPO, решение будет за нашим акционером, АФК «Система».

Российский рынок целлюлозно-бумажной отрасли

PPI Europe: Недавно наша отрасль столкнулась с серьезными проблемами, упали цены на большой ассортимент продукции. Видите ли вы возможности для улучшений в ближайшем будущем?

МШ: Мы не наблюдаем каких-либо фундаментальных изменений в том, что касается рыночного спроса на нашу продукцию. В 2017–18 годах цены на продукцию лесной промышленности выросли, и, как это часто бывает, многие предприятия отрасли сразу же увеличили объем производства до максимума, наводнив товарами рынок. Некоторые товары были очень низкого качества.

Определенное влияние оказала торговая война между США и Китаем, а также замедление роста в некоторых отраслях экономики стран Ближнего Востока. Большой объем предложения и небольшое снижение спроса привели к значительному падению цен на определенные виды продукции. Такое происходит не впервые, этот процесс – циклический.

Однако, с учетом средней рыночной цены на целлюлозу в рамках полного цикла, со всеми снижениями и повышениями данного показателя, мы все равно можем добиться хороших показателей доходности. Катастрофы нет, это обычный циклический процесс, который пройдет.

Вертикально интегрированные холдинги в целом будут иметь определенное преимущество и в будущем мы не исключаем выхода на рынок тарного картона и санитарно-гигиенической продукции.

Бумага или пластик

PPI Europe: Являясь производителем бумажных мешков, считаете ли вы, что бумажные пакеты имеют преимущество над пластиковыми?

МШ: Спрос на мешочную крафт-бумагу растет. Мы намерены заменить пластиковые мешки на бумажные, но маловероятно, что в России быстро появится закон, запрещающий использование пластиковых мешков. Однако среди розничных продавцов и потребителей спрос на бумажную упаковку растет. Руководство и акционеры крупнейших розничных компаний хотят внести вклад в охрану окружающей среды и поэтому предпочитают сменить пластиковые пакеты на бумажные. В рамках нашей стратегии мы сотрудничаем с розничными продавцами, продвигающими использование бумажных пакетов. Бумажные пакеты относительно дешевы, всего на пять рублей (семь центов) дороже пластиковых, и большинство розничных продавцов более не предоставляют бесплатные пластиковые пакеты.

Новые приоритетные проекты

PPI Europe: Какие основные инвестиционные проекты планируются вами в настоящее время?

МШ: В ближайшее время мы планируем построить завод по производству CLT-панелей на Сокольском ДОК. Это позволит нам производить новые инженерные материалы для строительства деревянных домов. Также планируется строительство фанерного комбината в городе Галиче Костромской области. В Лесосибирске планируется вторая очередь проекта по производству топливных пеллет. На Сокольском ЦБК планируется проведение модернизации и установка новой бумагоделательной машины. Мы также планируем введение роботизированных систем мониторинга лесов и проведение цифровой трансформации компании с использованием новых SAP технологий. Строительство завода CLT-панелей и осуществление проекта в Галиче уже начались.

Выход на международный рынок

PPI Europe: Какие факторы оказывают влияние на ваши действия на международных рынках? Развитию на каких рынках вы отдаете приоритет?

МШ: Мы бы хотели увеличить собственный конвертинг. В настоящее время производство бумажных мешков занимает 35% продуктового портфеля компании, а производство небеленой мешочной крафт-бумаги занимает остальные 65%. Поэтому наши планы по расширению предусматривают рост конвертинга в нашем продуктовом портфолио до 50%, а затем и до 65%.

Для этого нашей компании придется рассмотреть вопрос о приобретении конвертинговых мощностей, причем не только в Европе, но и на Ближнем востоке, в Юго-Восточной Азии, Китае, Латинской Америке. Мы не обязательно приобретаем контрольный пакет акций, можем довольствоваться и статусом со-инвестора. В некоторых районах мы не сможем получить контрольный пакет акций в связи с определенными юридическими требованиями и сложившимися рыночными условиями. «Сегежа» уже присутствует на европейском рынке: в Европе у нас 7 заводов, а вот на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии собственного производства у нас пока нет. Латинская Америка и Мексика также являются крупными рынками, где у нас нет собственных производств, и мы активно занимаемся развитием в этом направлении.

Большой объем строительства идет на Ближнем Востоке, там требуется перестройка инфраструктуры. Более 80% объема производимой нами бумаги идет на производство мешков для цемента и строительных материалов, поэтому в нашем развитии мы следуем за ростом строительной отрасли.

PPI Europe: Какой объем вашей продукции идет на экспорт?

МШ: В настоящее время, мы экспортируем около 80% нашей мешочной крафт-бумаги по всему миру, включая Южную Африку и не планируем сокращать эти объемы, наоборот, мы планируем расширение. В 2018 году «Сегежа» произвела около 300 тыс. тонн небеленой мешочной крафт-бумаги. В этом году объем производства достигнет 380 тыс. тонн. Таким образом, даже с существующими производственными мощностями мы способны обеспечить значительный рост.