Новости

05.07.2019

Эхо Москвы: Деревянные высотки

В студии Яна Розова и Михаил Викторов, председатель комитета по строительству Московской конфедерации промышленников и предпринимателей. Наши гости – Дмитрий Волков, заместитель министра по строительству РФ, Максим Берлович, руководитель Московского территориального управления группы «Эталон», Михаил Шамолин, президент, председателя правления Segezha Group. Тема эфира - высотное деревянное домостроение, плюсы и минусы.

(…) М. Викторов― Передаю слово ключевому нашему гостю. Это Михаил Шамолин, президент Segezha Group. Насколько я почитал в справках, технология СиЭлТи уже тоже является такой массовой бытовой, в Европе, в Японии. Вот что в России? Тем более, вы фактически придвигая эту технологию, не просто ее раскрываете, вы строите завод…

М. Шамолин― CLT в переводе на русский язык – это перекрестно-склеенные панели. То есть, берутся обычные доски, сосновые или еловые, и с использованием специальных клеев склеиваются в деревянную панель, практически любого размера. В зависимости от оборудования, которое установлено на заводе, это может быть 6 метров, 12 метров, 18 метров. Прочные – коллега правильно назвал их деревянным бетоном. Действительно, из таких панелей можно построить здание высотой 20 этажей и выше, по-моему, сейчас самое высокое здание, не у нас, правда, - 28 этажей. Здание может иметь и деревянный каркас, может иметь и бетонный каркас, стальной каркас, комбинированные конструкции. Из этих перекрестно склеенных панелей можно сделать как обшивку здания, так и само здание. Например, всем известные панельные многоэтажки, сделанные из бетонных панелей. Панели производились на бетонных заводах, и из них быстро и дешево собирались дома. Примерно та же идеология, то есть тут только панель не из бетона, а из дерева. Там заранее вырезаются окна и двери, делаются крепления, и собирается как конструктор. Действительно, есть там ряд инженерных решений, которые компенсируют те недостатки дерева, о которых вот здесь говорилось. В России пока такого нет, но и в мире это не является пока мейнстримом строительства. Это, скорее, пока экзотика. Таких зданий не очень много, но психология набирает обороты, это очень модно, особенно в скандинавских странах, в Европе. Потому, что это считается в крайней степени экологичным…

(…)Я. Розова ― Я хотела уточнить: вот у вас же уже открылась первая линия по выпуску этих панелей.

М. Шамолин― Мы сейчас вкладываем деньги, в следующем году откроется.

Я. Розова― Значит, у вас уже есть заказчики.

М. Шамолин― Все заказчики европейские. 100% объема, который мы произведем, все – экспорт, за счет того, что у нас более низкая себестоимость, по объективным причинам. Есть растущий и неудовлетворенный спрос в Европе, на который мы рассчитываем. В России мы хотим – в том числе вот в таком диалоге – заложить основы для того, чтобы спрос на подобное домостроение формировался. Потому, что мы делаем завод мощностью 50 тысяч кубических метров, ну это капля в море. По сравнению с тем, сколько потенциально даже Россия могла бы потреблять. Ведь речь же идет не только о многоэтажных домах. Многоэтажные, многоквартирные дома, это, наверное, наиболее сложная область. Но есть огромное количество общественных зданий и сооружений меньшей этажности: школы, детские сады, поликлиники, концертные залы, спортивные сооружения…

Например, в Финляндии и Швеции гостиницы сплошь и рядом делаются из дерева, и вообще никаких вопросов не возникает. Не только из дерева, но из дерева вообще открытого. То есть, как бы не закрывают даже эти панели ничем, просто вот как они есть, так и оставляют, красят, делают какую-то минимальную отделку, и пожалуйста. 

Наш Сокольский деревообрабатывающий комбинат является лидером в России по производству домов из клееного бруса. В прошлом году 45 тысяч кубических метров клееного бруса мы произвели, все продали, в этом году мы не можем удовлетворить спрос, потому что просто не хватает мощности! Мы сейчас думаем над установкой еще одной линии. (...)

(...) М. Викторов― Мы продолжим, с позиции застройщика. Москва – это такой, знаете, универсальный рынок, и мы понимаем, что это в России рынок номер один. Достаточно финансово стабильный, и где можно экспериментировать. И с учетом вот достаточно интересных данных, которые наши гости сообщили, развеяли мифы, утверждая, что дерево – это фактически материал, который не уступает кирпичу, монолиту.

М. Берлович― Вы знаете, одних наших усилий, или нашего желания заняться деревянным домостроением было бы недостаточно, но мы познакомились с группой компаний «Сегежа». Узнали об их планах по строительству завода, по выпуску CLT панелей. Удивились тому, что выпуск в основном ориентирован на экспорт. Мы встретились и задали друг другу закономерные вопросы: а можем ли мы реализовать пилотные проекты на территории РФ, вместе разработать дорожную карту, вместе выйти с инициативой в Минстрой, и соответственно, попробовать сделать такой проект? Безусловно, мы подбираем сегодня участки, рассматриваем стоимость, проектные решения, законодательные ограничения. Находимся на этапе определения локаций и функционала тех зданий, которые мы хотим реализовать в первую очередь. Потому что – Михаил уже сказал – огромный потенциал, конечно, не только в многоквартирных домах, а в объектах социального, культурного назначения. Даже линейные объекты, мосты можно строить в том числе с применением CLT панелей.

Я. Розова― А государство… Извините, а государство действительно заинтересовано вообще в этом направлении?

М. Шамолин― Да, конечно, и в высокой степени. Древесины как сырья у нас много, как известно, мы его в значительной степени экспортируем – либо вообще практически без передела, либо на уровне первого передела. Создание дополнительных переделов – это прямая наша заинтересованность, и конечно, этот проект – очень хороший знак. В этом смысле, мы нацелены помогать во всем, чем только можем.

Полностью аудио эфира и стенограмма на сайте Эхо Москвы